Даже новичкам платят от $ 300 — о тайнах самой высокооплачиваемой профессии в КР

14 октября 2019

IT-специальности уже несколько лет лидируют в рейтингах самых высокооплачиваемых профессий. Бишкекчанка Алтынай Нуркамилова рассказала об изнанке этой работы.

Алтынай решила стать программистом, когда эта специальность еще не была столь популярной. По ее словам, даже сейчас профессионалов такого профиля катастрофически не хватает и работодатели буквально охотятся за ними. Однако стать IT-специалистом может далеко не каждый…

— Чтобы стать программистом, обязательно нужно получить высшее образование, или хватает коротких курсов и обучающих роликов на YouTube?

— Все зависит от того, кем именно вы хотите работать. Есть много самоучек, которые, как правило, становятся узкими специалистами. Они просто пару лет тратят на изучение языка программирования и немного практикуются — этого хватает, чтобы заработать на жизнь. Однако если вы хотите стать инженером, который полностью понимает все процессы, надо окончить вуз по специальности.
— Вам сложно было освоить профессию?

— Да. В университете я посещала все занятия, была очень старательной, но одного трудолюбия тут недостаточно. Нужно постоянно решать задачи, знать алгоритмы. Часто бывает так: поступает в вуз человек, которому родня все уши прожужжала, какая это классная профессия — программист. Он учится, старается, но все равно не понимает сути… Видимо, поэтому многие студенты уходят после второго–третьего курса.

Никто не становится IT-специалистом «по блату». В этой среде не важно, чей ты родственник. Важно лишь то, что ты умеешь.

— А что насчет зарплат бишкекских программистов?

— Новички без опыта зарабатывают 300 долларов и больше. Зарплаты обычных сотрудников начинаются от 500 долларов. Однако на самом деле программист может получать гораздо больше: находясь в Бишкеке, реально работать на любую компанию в мире. Например, в США IT-специалист средней руки зарабатывает 100 тысяч долларов в год, то есть 8-9 тысяч ежемесячно. И наши программисты, которые работают на американские компании, получают примерно столько же.
У меня все зависит от проекта. Например, за одну работу я получила 5 тысяч долларов, но такое случается не каждый месяц. Эти зарплаты оправданы, ведь речь идет о тяжелом умственном труде и постоянных переработках.

— Считается, что программирование — совсем не женская профессия…

— Да, мне даже мама говорила, что это тяжелая специальность, которая не подходит для девушки. В чем-то она была права: программист слишком много сидит за компьютером, и у него совершенно не остается времени на общение с людьми. С другой стороны, это идеальная работа для примерных жен и матерей, ведь ее можно делать дома. Я сама стала фрилансером, когда находилась в декрете.
— Идея быть фрилансером привлекает многих: работаешь дома, в своем темпе, никто тебя не контролирует…

— На самом деле отсутствие контроля — скорее минус, чем плюс. Не так-то легко самостоятельно организовать свою работу. Кроме того, ты должен сам находить проекты, подбирать команду, и это тоже непросто. Сейчас меня находят по «сарафанному радио», то есть по рекомендации заказчиков. Однако у новичков такого преимущества нет, и им приходится постоянно отслеживать тендеры и сайты для фрилансеров.

Есть и риски: работая в компании, ты гарантированно получаешь в конце месяца зарплату. Фрилансерам же не всегда попадаются добросовестные заказчики, иногда можно вообще ничего не получить за работу.

— Стоит ли нынешним школьникам учиться на IT-специалистов? Может, через несколько лет выяснится, что программистов в стране слишком много и они уже никому не нужны.

— Среди специалистов этого профиля практически нет конкуренции — наоборот, их не хватает во всем мире. Причем в ближайшие десятилетия отрасль будет только развиваться. Судите сами: вы знаете много людей, у которых сегодня нет смартфона?.. Крупные компании охотятся за IT-специалистами и даже оказывают поддержку университетам, чтобы те готовили больше кадров.
— Как относятся к кыргызстанским программистам иностранные заказчики? Наши ребята вообще ценятся?

— Думаю, да. Хотя в этой сфере нет никаких предубеждений относительно страны. Заказчики смотрят лишь на твое портфолио и на то, как ты выполнил тестовое задание.

— Какой собственный проект вам нравится больше всего?

— Это проект Technovation Challenge, который мы ведем с Айнурой Сагын. Я работаю над ним уже три года. Это программа обучения на онлайн-платформе для девочек 10-18 лет из разных стран. Они изучают основы программирования, делают прототипы мобильных приложений.

Проект реализуется каждый год: с сентября мы набираем участниц, а в январе начинается трехмесячная учебная программа. Потом работы учениц оценивает жюри. Двенадцать лучших команд отправятся в Калифорнию, а три победительницы в итоге получат финансовую поддержку.

— Многие компании обращаются к программистам, чтобы сделать собственный сайт. Однако, узнав расценки, некоторые удивляются: мол, почему так дорого?

— Если речь идет о сайте-визитке, вообще не нужно никого нанимать. Есть готовые конструкторы, которые позволяют любому желающему создать простенький сайт. Однако, если вы хотите что-то более продвинутое, без программистов не обойтись. Иногда для разработки сайта требуется целая команда специалистов.

— Как вы думаете, почему некоторые программисты покидают Кыргызстан?

— Есть многие проектов, где невозможно работать только по интернету, а обязательно надо посещать какие-то собрания. Кроме того, молодежь всегда ищет что-то готовое. Все хотят прийти в крутую компанию и просто зарабатывать. Вот только и у нас в стране много сфер, где надо приложить усилия, чтобы чего-то добиться. Нельзя ждать, пока кто-то вместо тебя превратит страну в рай.
Источник: sputnik.kg